http://s7.uploads.ru/MDAUu.png


БАМИДЕЛ ДИАРРА
BAMIDEL DIARRA


ПОЛ: мужской.
ВОЗРАСТ: 26 лет.
ОРИЕНТАЦИЯ: пансексуал.
ЗАНЯТОСТЬ: кочующий наемник.
РАСА: ванадис; коленопреклоннник Малефикара.
СТОРОНА: нейтральность.

– Было их семеро. Прекрасная мать, отважный отец и пятеро миленьких деток. Бамидел был вторым по старшинству, избалованным, наглым мальчишкой, с которым могла справиться только старшая сестра – ответственная, добрая и милая девушка с заниженной самооценкой, которую Мидел постоянно поднимал. Кстати, семья Диарра была довольно родовитой, но не богатой. Обнищали в каком-то там поколении, зато кровь у них была белая-белая, чистая-чистая и такая бесполезно благородная.   
– С детства Мидел не был белоручкой. Но родители обожали и любили своих детей, поэтому вместе с помощью по домашней работе, они одаривали их своим внимание. Причем, каждого.
– Зачатки нездоровой, но преданной любви к насилию проявились у него еще в детстве. Нет, не к зверушкам – их он обожал – к окружающим незнакомым, левым и т.д. Мог он спокойно подраться с другими детьми или даже с кем-то постарше, если хватало сил, а в процессе получать от этого искреннюю детскую радость.
– Не вся семья принадлежала целиком и полностью Милефикару. Только мать и то по-тихому, где-нибудь в подвальчике, вдали от детских глазок. Отец же страстно желал Аниму и только её. Старшая сестра отдала предпочтение Моментуме. В общем и целом, семейка была та еще.
– Бамидел был очень общителен. Любил вклиниваться в компании, быть душой любых сборищ и активно хотел уйти на самую горячую линию фронта, чтобы проливать кровь врагов. Сверстники ему безоговорочно верили. Мальчик понял, что ложь и хитрость работают эффективнее, а уж в совокупности с любовью к насилию – ммм, та еще сладкая смесь.
– В какой-то момент все пошло с крейсерской скоростью в выгребную яму. Мать в один прекрасный момент слетела с катушек и разукрасила внутренности дома внутренностями отца семейства. Старшая дочь пыталась остановить обезумившую от крови женщину, но пока пыталась - та уничтожила еще двух самых младших отпрысков, соорудив из их кишок милую взгляду конструкцию. И все это на глазах безмолвного Бамиделя. От крови тот пришел в дикий восторг с одной стороны, а с другой, увидев, что те, кого он любил превратились в невнятные куски мяса, сам обратился от боли к Малефикару. Или тот снизошел до него. Это тайна покрытая мраком. Верно было одно – на одного обезумевшего стало больше. Он собственной кровью изничтожил мать так, что сам чуть не умер при этом. Сестра просто...сбежала. Ну, или она заставила его так думать. Два предательства в один день? Жестко.
– После смерти матери Бамидел решил, что никогда не будет использовать собственную кровь, как источник силы. Для него она была слишком ценна, чтобы так её использовать. Поэтому вход идет все, что рядом, а, чтобы до этого добраться, мужчина обучился прекрасным владением мечей и прочих колющих-режущих.
– После семейной заварушки остался ведь еще один живой член семьи – брат. Получается, что младший. Получается, что вполне себе юное создание, с которым надо что-то делать. Мидел долго не думал – брата просто продал в рабство, потому что при смерти матери и побега сестры в нем что-то умерло, сгнило просто до самого глубокого основания. Деньги ему тогда очень хорошо пригодились.
– Одинокий ванадисец не знал куда себя приткнуть. Он мог попросту сойти с ума, если бы не примкнул к группе наемных убийц, которые только и делали, что убивали и убивали. А еще тратили заработанные деньги, но это уже совсем другая история.
– Бамидел, как и мечтал, побывал на войне. Самой настоящей, беспощадной, где проливалось море крови и сила Малефикара нашла свое место весьма кстати. Вот тогда-то он и разошелся. Именно тогда он понял, что из себя представляет и кем должен быть. После неё, когда военные действия закончились на планете Кштар, из юнца Бамидел превратился в настоящего убийцу, жестокого и извращенного, который наслаждается чужими мучениями и совершенно не ценит жизни других. Только он, единственный и неповторимый, кто имеет право на существование с самим собой.
– Один раз Мидел все-таки влюбился. Даже не так. Он полюбил. Полюбил так сильно и крепко, что это чувство в кошмарах мучает его до сих пор. Умолчим о том, кто был его предметом воздыхания, но то тоже гниет на какой-то там вполне себе миленькой планете. Да не убивал он. Могила, памятник в виде срубленного дерева, парочка цветов и засохшая кровь. Кровь Бамидела. А настоящий убийца мучился так, что врагу не пожелаешь.
– Бамидел дико обожает животных. Больших, желательно пушистых и хищных, чтобы их можно было ловить с азартом, если приспичит. Одно время он даже ходил с дикой кошкой, пока та тоже не сдохла, защищая хозяина на очередном задании. Тоже сильно мучились.
– Он гордиться тем, что носит рога и является уроженцем Ванадис. Гордится своей семьей, точнее отцом и умершими близнецами. Сестру до сих пор люто ненавидит. Это сложно назвать ненавистью. Скорее, потребностью стереть её существование с лица этого долбанного Сущего.
– Этот парень просто влюблен в себя. Страдает таким нарциссизмом, что завидовать ему будет, мягко говоря, странно. Поэтому-то никогда не отрезал слишком коротко свои белые волосы. Никогда не старался выглядеть в толпе серым, если того не требовало задание. И, да. Иногда по этому поводу он попадал в веселые или не очень ситуации.
– У Бамидела очень хорошее воспитание, которое успела привить ему сначала мать, а потом воспитанием занималась сестра. Он весьма галантен, вежлив, может поддержать разговор, но аура у него изначальна дерьмовая – не понятно, то ли он убить тебя хочет, а то ли просто поговорить, действительно поговорить.
– Свободным наемником стал относительно давно, когда прошла реабилитация после плохой гибели его кошки. Ни к кому конкретно не привязан – работает сам на себя, деньги тоже тратит сам на себя. Поймать? Хрен там. Себе дешевле будет взять на какую-нибудь особо интересную работу. Даже поговаривают, что у него есть домик в спокойном месте, куда еще военные действия не дошли.
– Для справки: у Бамидела нет Н И К А К О Й морали. Он живет как хочет, убивает, кого скажут и при этом не испытывает ни капли моральных терзаний. Для него ничего не стоит прирезать ребенка/женщину/старика/беременную женщину/беременного старика, потому что для него они всего лишь куски мяса. Да, живут. Да, дышат, но животные и то приятнее.
– Каннибалом не стал и не хочет. Привкус крови для Мидела отвратителен. Но животинку резать жалко, если рядом есть кто-то разумный. Из двух он обязательно выберет разумного.
– Искренне не считает себя чудовищем, маньяком, психически больным и все в таком же духе. Поэтому не понимает, почему знакомые живые существа от него шугаются. Для себя он просто Бамидел, которому нравятся определенные вещи и которые не кичится эти вещи показывать остальным. И не стыдится того, что все вокруг ходячая плоть с кровью.

Что мы имеем? Казалось бы, подпитываемся чьей-нибудь жизненной силой в виде крови и вперед творить добрые дела, или не очень, во славу Малефикара или себя любимого. Не все так просто.
У Бамидела весьма дьявольская шутка в рукаве. Так как никто, так и не смог толком обучить его хоть какой-то способности, которая могла бы валить целые толпы врагов, мужчина приучил навыки своего тела и разума к близкому бою. Вся его способность заключается в подпитывание от крови (читай жизненной силы) и вкачивание этой силы в свои физические данные и улучшение их показателей: рефлексы, скорость, сила, выносливость, болевой порог. Необходимое исключительно для боя, чтобы не сдохнуть и заработать себе хоть на какой-то хлеб насущный. То есть все действие заключается в том, что на изначальных уровнях физического тела ему необходимо только пролить чью-нибудь кровь, а дальше пошло-поехало. Можно назвать этой некой манипуляцией с кровью: берем из пункта А и доставляем в пункт Б. При этом ни о каких взрывах человека изнутри и прочей дребедени речи не идет.
С кровью необходим прямой контакт. Лучше этот контакт ощущается на языке. Проще всего – слизать с острия одного из близнецов-ножей.
Казалось бы, вали существ ради удовольствия и впитывай их кровушку сколько хочешь до бесконечности. Нет. Как не печально звучит всему есть предел. Организм Бамидела хоть и хорошо натренирован к нагрузкам, но все-таки имеет свою границу, выступая за которую можно в самом худшем случае легко сдохнуть. Особенно хорошо он почувствовал это на войне, когда при множественном (или без прерывания, друг за другом) впитывании чужой жизненной силы ощущал, что сердце могло не выдержать и аккуратненько так: то ли остановиться, то ли разлететься на куски прямо внутри. Предел? Одновременно – 7 существ. Друг за другом чуть больше – 13.
Уровень улучшенных физических показателей тоже не бесконечен. Здесь немного все лучше, потому что снижение происходит через какое-то время. Бамидел точно не засекал, но чуть меньше семи минут он может обходиться без «подпитки».

средства связи: скайп - varlevida
телеграм - @varlevida